В Волгоградской области увеличиваются популяции волков и лисиц

19 июля 2022

По сведениям представителей охотхозяйств, случаев нападения на человека пока не зафиксировано, но ущерб, наносимый дикими зверями животноводам, оценивается в сотни тысяч рублей. Кроме того, среди лис нередки случаи бешенства.

Серый санитар

 

Во времена СССР за каждого убитого волка платили крупную сумму. Популяция волков с послевоенных времен стремительно увеличивалась.

 

Поголовье домашних животных они уничтожали не только с целью добычи, но и в ходе обучения молодых волчат.

 

– Вычислить волка сложно, – утверждает охотник со стажем Алексей Неверов. – Это очень хитрый и умный зверь. Волчица прячет свой выводок в местах, которые найти не так просто. Но в советские времена волчатников среди охотников было гораздо больше. Тогда люди жили охотой, да и лицензий на волка не требовалось. Вот и стреляли их, и устраивали загоны с флажками.

 

Для поисков волчьих выводков традиционно использовали собак. Волк уводил охотников подальше от логова и становился их жертвой.

 

Степной волк, говорят специалисты, мельче лесного волка, поскольку питается зайцами, сусликами, мышами и прочей мелкой живностью.

 

Лесной же волк весит почти в 2 раза больше степняка – в его меню копытные, а чтобы их завалить, требуются сила и мощь.

 

– На смену волкогонам пришли снегоходы, – продолжает Неверов. – Волков в степных районах истребили. Остались волки лесные. Это, как правило, одиночные особи, обитающие в болотистых местах, где не проходят снегоходы и с гончими их трудно взять.

 

Правда, сейчас ситуация изменилась:  в 90‑х из Чечни в наш регион пришли рыжие волки, которые мощнее и агрессивнее местных особей, с мелкими гончими им легче справляться.

 

Ум плюс дерзость

 

А вот нашествие шакалов в Волгоградскую область специалистам объяснить сложно. Есть предположение, что появление этих животных в нашем регионе произошло одновременно с рыжими волками, когда в чеченских горах начались боевые действия.

 

В поисках пропитания шакалы могли мигрировать из районов Северного Кавказа, где глубокий снежный покров практически лишил их пищи.

 

– За прошлый сезон я поднял более 20 шакалов, – говорит охотник Сергей Остапенко. 

 

Поднять – это значит вычислить зверя, застать его в месте обитания и метким выстрелом поразить в тот момент, когда он не ждет нападения.

 

– Выезжал в основном в Светлоярский район, именно там чабаны чаще всего жаловались на то, что шакалы нападают на отбившихся от стада овец, – продолжает Сергей.

 

Обитают шакалы в основном в камышовых зарослях, и вычислить их проще, чем более крупного зверя.

 

– Я долго охотился на волка, но мне удалось поднять только одного зверя, – говорит Остапенко. – Некоторые лже-охотники, как я их называю, часто применяют квадрокоптер и, вычислив путь зверя, на машинах приближаются на близкое расстояние. Но это уже не охота.

 

Именно чутье охотника, способного перехитрить зверя, побеждает в этих поединках, говорит бывалый охотник.

 

– Это тот самый азарт, когда ты интуитивно чувствуешь, что зверь рядом, и у тебя бешено колотится сердце, когда возникает незримая связь между тобой и зверем, и исход поединка решают смекалка и расчет, – объясняет Сергей.

 

В этом смысле, говорят специалисты, шакал – достойный соперник, уму, хитрости, проворству и ловкости зверя можно позавидовать.

 

Селяне утверждают, что при нападении на птичники или скотные дворы шакал ведет себя крайне дерзко.

 

Однако при встрече с человеком нападать на него не станет – труслив. А возможно, трусость здесь ни при чем – так шакал себя ведет в силу большого ума.

 

Питаться предпочитает под покровом ночи. Его рацион составляют грызуны, мелкие животные, ящерицы. Не побрезгует он откушать змею, лягушку, улитку и кузнечика. А еще шакалы пожирают некогда расплодившихся в нашей области енотов.

Лиса-краса

 

Поскольку пушнина нынешних охотников не сильно интересует, охота на лис превратилась в хобби. Не стоит бояться, что лисицу можно истребить полностью – на наших просторах это невозможно. У нее припасено много хитростей.

 

Часто лисица водит гончих на малых кругах по своим следам, петляет, делает восьмерки, уходит в норы, переплывает речки, водит по тонкому льду вблизи полыней, где гончие тонут, по железнодорожному полотну, по шпалам, по асфальтированным, бетонным дорогам и даже по автотрассам.

 

Лисы способны залезать даже в вонючее илистое озеро. Испачкавшись в черном иле и тем самым перебив собственный запах болотной вонью, они спасаются от гончих.

 

– Одна гончая может погонять часок лисицу и получить диплом, другая – более 10 часов, поэтому полевые дипломы должны быть разных степеней, – объясняет кинолог Виктор Попов. 

 

По мнению специалиста, надо поощрять гончих и тем самым вовлекать гончатников в охоту на лисиц, расплодившихся не в меру, так как они могут сократить численность зайцев, а также заразить диких и домашних животных бешенством.

 

Волгоградские охотники серьезно обеспокоены изменениями в современном законодательстве, касающимися охоты.

 

– Для охоты на волка, например, теперь нужно получить отдельную лицензию, – говорит Сергей Остапенко. – До 1 января 2021 года все было гораздо проще – поскольку волк считается вредителем, нужно было предъявить только паспорт охотника и разрешение на оружие. А теперь это достаточно дорого и проблематично.

 

Волка не включают в общую лицензию на пушных зверей, а охотников на этого зверя в регионе мало.

 

Впрочем, в Волгоградскую область часто приезжают из других регионов, говорят, что в степи охотиться интереснее – все на виду, появляется азарт в погоне за диким зверем. Как считают охотоведы, наш регион вполне способен создать собственный туристический кластер для людей, увлеченных охотой.

 

Надежда Магнитская. Фото: freepik.com.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий